Новости епархии 172

Мужество русского батюшки. Алтайский исследователь восстановила историю рода Цыбенко

12.02.2019

Что общего у теплого Королевства Марокко с суровым Алтайским краем? История рода Цыбенко. В 1919 году в Быстром Истоке был казнен местный священник Андрей Цыбенко, а спустя век его внук и полный тезка служит Генеральным консулом РФ в Касабланке. Чтобы связать воедино веточки рода в России и за рубежом, заведующей районным краеведческим музеем Ирине Дудниковой понадобился не один год.

Отзвуки

Сколько их, скромных, интеллигентных деревенских батю­шек, с коими расправлялись скоро, жестко, без предъявления обвинений? Кто сочтет? Чтобы вернуть из небытия имя одного из мучеников, пострадавшего за веру и паству, Ирина Геннадьевна собирала информацию по всей стране.

– Мне удалось связаться с прямыми потомками батюшки Андрея Цыбенко, – рассказывает собеседница. – Не все его дети дожили до наших дней, но есть много внуков и правнуков – у священников были большие семьи. Наверное, могло быть и больше – отца Андрея убили, когда ему было всего 39 лет. Представителей фамилии можно встретить и в разных регионах России, и за рубежом.

Так, Ирина Огурцова, правнучка Андрея Цыбенко, живет в Санкт-Петербурге. Вот что она пишет о своем предке: «Был он человеком образованным. По тем временам очень немногие, особенно в сибирской глубинке, умели читать и писать, а он учительствовал в церковной школе. Когда стал священником, люди шли к нему с бедами и радостями, ему исповедовались, у него спрашивали совета. До советской власти, когда не было еще райкомов и горисполкомов, священника считали самым главным человеком на селе. Как он скажет, так и делали».

Светлана Потехина – внучка, в письме на Алтай она воспроизвела рассказ своей бабушки, жены Андрея Цыбенко, о том, как умер дед. «К ним налетели ночью. Бабушку и детей, раздетых, выгнали на мороз (их приютил кто-то из сельчан). Церковь разгромили и спалили. Все сгорело. И документы тоже. Деда увезли в лес. Не знаю, что это были за люди, но кучер, который вез его, – местный, из Быстрого Истока. Он потом рассказал, что над дедом издевались, требовали отречься от Бога, чего он, конечно, не сделал, и потом зверски убили. 29 декабря 1919 года бабушка осталась одна с детьми, младшей Ксении было два года. Впоследствии они постоянно ездили в Быстрый Исток на могилу деда. Бабушка нам говорила: «Всегда, когда вам будет трудно или собираетесь на важное дело, просите Бога и дедушку. Они помогут». Смерть Андрея Филипповича – страшная страница становления советской власти, когда ломалось всё без разбору, чтобы «новый мир построить». Наш дедушка-священник оказался в нем неугодным, за это и пострадал».

Поповское происхождение

Что случилось с домочадцами сельского батюшки после его казни?

Жена священника, Анна Ивановна, после событий 1919 года замуж больше не вышла. Сама подняла пятерых детей и приемную девочку. Дожила до глубокой старости, умерла в ноябре 1968 года, похоронена в Новосибирске на Заельцовском кладбище.

Старшему ребенку Андрея и Анны Виталию, 1903 года рождения, пришлось стать кормильцем большой семьи. И все же он сумел окончить литературный факультет Иркутского госуниверситета. Во время Великой Отечественной воевал под Ленинградом и Новгородом, был ранен, дошел до Вены в составе 2-го Украинского фронта. Писал во фронтовую многотиражку, увлекался поэзией. После войны, работая на кафедре русского языка Новосибирского пединститута, защитил кандидатскую и докторскую диссертации. Награжден орденом Красной Звезды, боевыми медалями. Об этом Ирина Дудникова узнала от сына Виталия, Андрея Витальевича. «Будучи подростком, папа стал подрабатывать репетитором, – пишет он в своих воспоминаниях. – Для остальных детей семьи он тогда остался за отца и, по словам тетушек, помог им выучиться и встать на ноги. Долгое время скрывал своё «поповское» происхождение, а в книжном шкафу всю жизнь хранил фотографию деда в рясе и всю войну проносил ее в гимнастерке. От него папа унаследовал особую доброту, которой щедро делился с другими. Так, помогал деньгами студентам. Я это слышал от посторонних людей. Папин барнаульский друг детства Уфимцев мне рассказал: «Витя нам покупал еду, а сам забивал голод дикорастущими ранетками».

Андрей Витальевич называет отца человеком необыкновенным, но и его судьба непроста. Он – советник Департамента лингвистического обеспечения МИДа. Переводил беседы Раисы Горбачевой, Виктора Черномырдина, Сергея Кириенко, Анатолия Чубайса и других деятелей государства российского, работал с Эдуардом Шеварднадзе,  Борисом Ельциным, Владимиром Путиным. Сейчас – Генеральный консул России в Касабланке, Королевство Марокко.

Сведениями о младшем сыне, Николае, родившемся в мае 1904 года, портрет большой семьи священника Андрея Цыбенко Ирина Дудникова смогла дополнить лишь недавно. До войны он окончил институт в Иркутске, жил в Новосибирске, преподавал в НИИЖТе. Был красив, умен, остер на язык. В 1940 году женился, супруга Анна Ефимовна была моложе его почти на двадцать лет. В хлебосольном доме молодых Цыбенко любили и умели принимать гостей.

Летом 1941-го Николай добровольцем ушел на фронт, вскоре у него родилась дочь Людмила, узнал он об этом из письма жены. Увы, своих девочек он больше не увидел – погиб под Вязьмой в том же году.

Дочери

А теперь – дочери священника. Старшая, Нина, 1907 года рождения, в Великую Отечественную была медсестрой, не раз на себе с поля боя выносила раненых бойцов. Последние свои годы прожила в Бийске.

Средняя,  Антонина, родилась в 1914-м. Учительствовала,  преподавала русский язык и литературу. Когда ее муж Михаил ушел воевать, перебралась в Кемерово к его родне. Но с фронта суженого так и не дождалась, он погиб в Венгрии в 1945-м. По словам близких, Антонина Андреевна обладала талантом хлебосольной хозяйки. Прекрасно готовила, и не было для нее большего счастья, чем собрать в своем доме родню Цыбенко.

Младшая, Ксения, родилась в 1917-м. По примеру сестры Нины пошла в медицину. Из всех детей только ее можно с полным основанием назвать воцерковленной. Именно с ней прожила свои последние годы мама Анна Ивановна, вместе они ездили на могилу мужа и отца в Быстрый Исток.

Была у Андрея и Анны еще одна дочь, приемная, Дуся. Однажды священник служил на похоронах умершей сельчанки, а после на ее могиле обнаружил грудного ребенка, оставленного вдовцом. Свой поступок мужчина объяснил тем, что он, вдовец с детьми на руках, не сможет поднять еще и этого ребенка. Так Дуся оказалась в семье Андрея Филипповича. О ней известно лишь то, что она жила на Алтае.

– Слава богу, в настоящее время возвращены добрые имена множеству невинных, оклеветанных, замученных, расстрелянных людей. Но с каким же тихим мужеством и достоинством вели себя в немыслимых, невероятных обстоятельствах священники, показав всю красоту и благородство души человеческой! Они приняли мученическую кончину за веру. Во все времена таких людей причисляли к лику святых. И отец Андрей, я думаю, достоин этого, достоин светлой памяти, – ставит точку в этой истории Ирина Дудникова.

Впрочем, точку ли? Место захоронения священника – бывший сельский базар. Рядом с могилой установлен памятный крест. С 2015 года 1 сентября, в день его рождения, 29 декабря, в день казни, здесь служат панихиды по невинно погибшему за веру, сюда приходят люди, чтобы поклониться мужеству русского батюшки.

Тамара Попова

По материалам, предоставленным заведующей районным краеведческим музеем Ириной Дудниковой

Фотогалерея