Новости епархии 112

Доктор Чеглецов как образец служения хирургов Алтая

12.05.2020
Источник информации: Алтайская митрополия
Адрес новости: http://www.altai-mitropolia.ru/allnewses/news/?id=22281



Все знают улицу Чеглецова в городе Барнауле, но, к сожалению, мало кто помнит какой человек стоит за этой фамилией. 

Чеглецов Александр Николаевич (1906 - 1957 гг.)

Чеглецов Александр Николаевич

Сегодня, в дни празднования Великой Победы, как раз вовремя будет вспомнить об удивительной судьбе воина-медика Александра Николаевича Чеглецова.

Статья написана его внуками, врачами Власовым Константином Евгеньевичем, заведующим отделением гнойной хирургии АККБ и Власовым Алексеем Евгеньевичем врачом травматологом Больницы скорой медицинской помощи. Опубликована в сборнике ЧЕЛОВЕК В МЕДИЦИНЕ 2011 г. в разделе «Человек в медицинской профессии: идея служения в отечественной медицине» на страницах 12-14. 

Вспомним, поклонимся и постараемся соответствовать этим героическим людям.

Нет большей той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих

Евангелие от Иоанна, 15, 13.

Эти слова могут служить гимном к жизни врача-хирурга А. Н. Чеглецова, нашего деда. 

Александр Нико­лаевич окончил медицинский факультет Иркутского университета в далеком 1927 г. и сразу был направ­лен в далекое таежное село Тасеево Красноярского края. Прибыв на место назначения и вникнув в нуж­ды «местного здравоохранения», молодой доктор ре­шил открыть небольшую больницу. После несколь­ких удачно проведенных операций к нему потяну­лись люди, о нем заговорили как об умелом и знаю­щем докторе. Постепенно весть о нем стала выхо­дить за пределы поселка и вскоре, через 2 года, его пригласили заведовать Енисейской районной боль­ницей. Это поприще было больше прежнего - боль­ница развернута на 18 коек. Однако новый заведую­щий и тут проявил деятельный характер: он решил создать хирургическое отделение. И, как всегда, от обдуманного и принятого решения до его исполне­ния прошло немного времени. Были закуплены все, что нужно хирургии, любимого дела А. Н. Чеглецо­ва: он приобретал хирургический инструментарий, операционные столы. Вскоре в районной больнице стали выполняться операции. О «профильности от­деления не могло быть и речи, врачи тех мест и того времени могли и умели многое. 

А. Н. Чеглецов вы­полнял операции на конечностях по поводу травм и полостные вмешательства; оперировал хирургичес­ких и гинекологических больных; оказывал помощь планово и экстренно. Объем и спектр медицинской помощи был таков, что вскоре исчезла необходимость направлять местных больных в г. Красноярск.

В Барнаул Александр Николаевич приехал в 1933 г. и был принят в коллектив крупнейшего стационара города — 1-ую городскую больницу. В то время эта больница принимала еще и пациентов из края, те. она, фактически, имела краевой уровень. А значит, хирургическая служба в ней носила экстренный и многопрофильный характер: врач должен был владеть любыми объемами хирургической помощи. К сожалению, нам известно мало фактических примеров, характеризующих деятельность А. Н. Чеглецова как хирурга, однако именно в этой больнице, принимающей сложнейших больных, он приобрел авторитет и у своих коллег, и у пациентов. 

Уже в 1939 г. он становится заведующим 2-м отделением краевой больницы.

Чеглецов Александр Николаевич

Во время Великой Отечественной войны А.Н. Чеглецов сначала был ведущим хирургом МСБ, затем служил во фронтовом госпитале № 394. Его труд во время войны отмечен орденами и медалями. На фронте ему довелось встретиться с академиком А. В, Вишневским, который называл его «самородком» за удивительную технику рук во время операции. Известный врач В. Борисова-Хоменко так описала это чудо: «Александр Николаевич прекрасно оперировал, в совершенстве одинаково, делая это обеими руками. Оперировал свободно, быстро, как "кружева вязал". Все хирурги любовались такой работой, присутствуя на его операциях".

После войны, в 1946 г. Александр Николаевич вернулся в г. Барнаул и вновь приступил к работе в городской (краевой) больнице. В те годы не все районные больницы имели врачей-хирургов, поэ­тому врачи города оказывали помощь сельскому здравоохранению. А. Н. Чеглецов, не взирая на уже заметный "вес", а может быть, и благодаря ему, систематически вылетал то в одну, то в дру­гую районную больницу, где оперировал с утра до ночи, пока в палатах оставался хоть один человек, нуждающийся в хирургической помощи. Возвра­щаясь назад, он вновь, день и ночь, проводит в больнице. Вольно или невольно, но этот труженик даже жить стремился рядом с местом работы: вна­чале он жил на территории больницы, затем в не­скольких минутах ходьбы от нее.

Врач в своей деятельности всегда сталкивается с особенностью того или иного случая, что иногда на­зывают уникальностью больного. Эта встреча заставляет задуматься о течении заболевания, срав­нить его с другими случаями, выделить главное и особенное, обобщить и проанализировать, объяс­нить общепринятым подходом или увидеть особен­ности патогенеза. Все это - элементы научного осмысления своей деятельности. Именно поэтому среди талантливых практических врачей велико стремление к теории, к науке. Это касалось и наше­го знаменитого деда - он всегда был в курсе нови­нок в медицине. Однако мало знать о существова­нии того или иного метода, лекарства или технике операции, важно суметь их применить, получить по­ложительные результаты в лечении и затем создать условия для распространения опыта. Все это делал А. Н. Чеглецов: постоянно и много читал, любил заниматься с молодыми врачами, требуя от них постоянного пополнения своих знаний, занимался научной работой и был председателем научного хи­рургического общества.

В прошлом А. Н. Чеглецов уже проявил организа­торские способности, поэтому используя приобре­тенные навыки, он, совместно с К. И. Зеровым впер­вые в г. Барнауле применяет в лечении больных пе­реливание крови. Ко многому, что делал А. Н. Чегле­цов применим термин "впервые в крае", "впервые в г. Барнауле".

Наверное, это не является удивительным, что наш дед одним из первых громко поставил вопрос о том, что Алтаю нужен медицинский институт. К сожале­нию, когда он все же открылся, то Александра Нико­лаевича преподавать в нем не пригласили, что нанес­ло ему обиду. Возможно, кого-то испугала его слава и авторитет, которыми обладал в то время Александр Николаевич как у врачей, так и у всех жи­телей края.

Главным детищем, любимым занятием для него была хирургия. Современному хирургу трудно представить, что можно одинаково хорошо опери­ровать в столь различных областях медицины, как абдоминальная хирургия, травматология, косметология, нейрохирургия и др.; он оперировал на сер­дце, легких, органах брюшной полости и забрюшинного пространства. В то время не было узких хирургических специальностей, был так называе­мый "общий" хирург, которому приходилось опери­ровать на различных органах, а для этого необходи­мо было иметь глубокие познания. Владение многообразием техник операций требовало хорошего знания анатомии, широкого спектра практических навыков. Нам с братом досталась медицинская библиотека от деда, из которой видно, насколько ши­рок был круг его интересов.

В моей жизни был случай, который я воспринял как весточку-наказ из прошлого: ко мне (К. Е.) при­шел мой друг детства, с которым мы давно не встречались, беседа затянулась допоздна: увлекшись, мы вспоминали прошлое, обсуждали настоящее. Моя ба­бушка, Татьяна Андреевна Чеглецова, бывшая женой Александра Николаевича, беспокойно обращается к моей жене: "Почему товарищ Константина так долго не уходит? Косте завтра на операцию, а он еще не чи­тал". Ее вопрос отразил убеждение: хирург перед опе­рацией всегда должен читать специальную медицин­скую литературу. Так делал ее муж, А. Н. Чеглецов. Психология хирургов, а, возможно, и всех врачей то­го времени заключалась в том, что к каждой опера­ции нужно готовиться, просматривать литературу.

Умер Александр Николаевич 30 сентября 1957 г. Еще утром он оперировал мальчика с ущемленной грыжей, операция прошла благополучно. А после об­еда он вдруг почувствовал себя плохо и вскоре скон­чался. Хоронил Александра Николаевича буквально весь город, проститься с ним пришли тысячи лю­дей. В Алтайском крае всего три улицы, названные в честь врачей, но одна из них (в г. Барнауле) названа его именем.

Улица имени Чеглецова в г. Барнауле

Мои (К. Е.) первые воспоминания о деде относят­ся к начальной школе. Как-то в школу надо было принести фотографию родственников, участвовав­ших в Великой Отечественной войне. Я принес фо­тографию А. Н. Чеглецова. Учителя узнали его по фотографии, про это стали говорить. Только после этого я понял, что дед у меня знаменитый, хотя в чем заключалась его знаменитость, я тогда еще не понимал. На всю дальнейшую учебу в школе у меня был особый статус родственника "знаменитого чело­века". В старших классах мы писали сочинение на тему: "На кого я хочу быть похожим". Я, конечно, на­писал об Александре Николаевиче, так как к этому времени я уже много хорошего о нем слышал и чи­тал, хотя поступать в медицинский институт еще не собирался. 

В полной мере значимость заслуг деда я стал понимать только тогда, когда сам стал работать хирургом. Учась в мединституте, о моей ро­дственности к знаменитой фамилии знали лишь не­многие, в основном друзья и сокурсники, так что "гранит науки" я преодолевал самостоятельно, не эксплуатируя знаменитую фамилию: моя мама всю жизнь носила фамилию Чеглецова. Однако ро­дственные узы просто обязывали держать себя на определенном уровне, поддерживали внутреннюю дисциплину, стремление не запятнать имени застав­ляло постоянно пополнять свои знания, быть хоро­шим врачом.

Окидывая взором недолгую, но яркую жизнь доктора Чеглецова, нельзя не удивиться его кипу­чей энергии в деле служения людям, сохранившей­ся до конца жизни. Вероятно, в таких личностях, как А. Н. Чеглецов имеются какие-то силы или сво­йства, которые выделяют их из среды. Эти силы по­могают сохранять постоянство и верность профес­сии; при трудностях не падать духом, терпеть, бо­роться и неуклонно идти вперед; вновь быть гото­вым к услужению и приносить себя в жертву лю­дям. Истоки этих сил нельзя отыскать ни в физи­ческих данных, которых никогда не хватит на та­кую жизнь; ни в "душевных двигателях" в виде чес­толюбивых помыслов и горделивых дум о перве­нстве над коллегами и т. д., потому что они требу­ют подкрепления восхищенной публики, а такие врачи большую часть работы выполняют незамет­но, вдали от взглядов тех, кто может «венчать» их милостями и материальными благами.

По нашему мнению, жизнь А. Н. Чеглецова - при­мер выполнения долга, призвания врача, наполнен­ного смирением и самоотверженной любви к лю­дям, которым он служил своим талантом, трудом, проходя через человеческие страдания и смерть. Смирение как внутреннее чувство перед величием хирургии, индивидуальностью течения заболева­ния, так и как личностное свойство отсутствия и следа зависти соревнования, гордости и высокоме­рия, призывает на таких людей реки благодати. Лю­бовь не только имеет высокое значение, но являет­ся реальной творческой силой, которая среди людей, жертвующих собой (само-отвержение) вызыва­ет жизненный подъем сил, радость от исцеления не­дугов ближних. Этот таинственный духовно-нра­вственный закон универсален, где бы человек ни вы­полнял свое служение, он объясняет истоки физи­ческих и творческих сил.

Таким образом, свою собственную личность и жизнь такие люди не ценят так высоко, чтобы закрыть для себя возможность радостной жертвы на пользу ближним. Иными словами, они являют жизнь как при­мер спасительной любви к людям и доказательство су­ществования освящающей этих тружеников благодати.

Почему сегодня среди современников, чаще вра­чей и учителей, психологи диагностируют «синдром эмоционального выгорания»? Может быть потому, что мы забыли, что должны помогать и приносить ближ­ним нашим пользу своими силами, умениями, опы­том, наконец, талантами, которые нам дарованы Свы­ше? Может быть, потому что слишком заняты собой?

А. Н. Чеглецов оставил о себе добрую память, не стирающуюся уже более полувека. Нам, его внукам, доводилось лечить больных, которых когда-то он ле­чил. Все они с любовью и большим уважением вспо­минают этого человека. Это ли не свидетельство чудного света, который в нем ощущали люди и к ко­торому они тянулись.

О таких врачах, как он, в своей проповеди ска­зал архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий): "Благос­ловен тот врач, который принимается за изучение медицины не для прибытка, не для сытой жизни, а из любви к больным, из сострадания к ним, из желания облегчить их горькую участь. Блажен он, ибо творит одно из двух дел, на которые Господь послал своих учеников..."

Власов Константин Евгеньевич

Власов Алексей Евгеньевич